здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

Автор: Евгения Лакеева

На этой неделе Европейский суд по правам человека разобрал два дела по жалобам из России. В одном заявитель, осужденный за грабеж и убийства, смог доказать неприемлемость условий жизни в питерских "Крестах" и свердловском "Черном беркуте". Во втором случае автор жалобы, говоривший о выбивании показаний в полиции, наоборот, показался суду неубедительным.

Горбуля против России

Предыстория. В ЕСПЧ россиянин Вадим Горбуля обратился с жалобой на условия его содержания в местах лишения свободы. В 2006 году Калининский районный суд города Санкт-Петербурга признал заявителя виновным в непредумышленном убийстве и приговорил к 10 годам лишения свободы. В декабре 2008 года Горбулю признали виновным в нескольких случаях ограбления при отягчающих обстоятельствах и убийстве. Решением суда он был приговорен к пожизненному лишению свободы. С декабря 2009-го по октябрь 2010 года заявитель содержался в следственном изоляторе "Кресты" в Санкт-Петербурге. В 2008 его переместили в одиночную камеру, с того момента и в течение всего пребывания в "Крестах" Горбулю периодически помещали в другиех аналогичные по условиям камеры. Осенью 2010 года Горбуля был переведен в исправительную колонию особого режима ИК-56 ("Черный беркут") в Свердловске, где и остается по настоящий момент.

Позиция заявителя Вадим Горбуля утверждает, что в "Крестах" условия содержания были ниже предусмотренных законом стандартов. В переполненных камерах площадью 8 кв м с ним в разное время сидели от 5 до 9 заключенных. Охранники каждый день проводили осмотр камер и уничтожали личные вещи заключенных. Камеры, в которых заявитель отбывал одиночное заключение, тоже были площадью 8 кв м; в них не было стола или стула, постелью служила бетонная плита, освещение было тусклым, а вентиляция и вовсе отсутствовала. В углу была установлена видеокамера, осуществлявшая круглосуточное наблюдение за заключенным. Душ разрешался раз в неделю на 15 минут. Вадима Горбулю раз в день выводили на часовую прогулку, но в дни судебных заседаний она была запрещена.

Условия заключения в Свердловске тоже оказались неудовлетворительными. Заявитель содержался 18-метровой камере с еще одним заключенным. Санитарные условия не соответствовали стандартам, вентиляции не было, и естественный, и искусственный свет лишь тускло освещал помещение. Раз в день заключенному разрешали двухчасовую прогулку на одном из пяти дворов площадью от 6 до 9 кв м. Заявитель также жаловался на качество еды: несколько раз в 2011 году ему давали рыбу с червями. Этих червей Горбуля отправил в прокуратуру вместе с жалобой.

Медицинское обслуживание, по словам заявителя, тоже было плохим. В 2009 году у Горбули диагностировали язву желудка, геморрой и болезнь суставов. Он настаивал, что эти заболевания были прямым результатом содержания в плохих условиях. Его просьбы о медицинской помощи регулярно отклонялись. В частности, когда он повредил колено, его не лечили, а только снабжали обезболивающим. В 2011-м его поместили в камеру сразу после того, как в ней содержались больные туберкулезом, между тем дезинфекция перед его заселением не была произведена. В итоге заявитель заболел туберкулезом, но и тогда медицинской помощи не получил. Все его жалобы об условиях содержания и отсутствии лечения не дали результатов.

Вадим Горбуля настаивает, что была нарушена статья 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающая бесчеловечное обращении и пытки. А также статья 13 о праве каждого, чьи права и свободы нарушены, на компенсацию и защиту со стороны национальных властей. Заявитель требовал 500 000 евро в качестве возмещения нематериального ущерба и 4000 для компенсации судебных издержек.

Позиция государства. Правительство через своих страсбургских юристов заявило, что условия содержания были приемлемыми, хотя отдельные незначительные нарушения имелись. В камерах, в которых содержался заявитель во время его пребывания в "Крестах", вентиляция работала, света было достаточно - и естественного, и искусственного, - санитарные условия тоже были удовлетворительные. Каждый день заключенному давали возможность совершать часовую прогулку в одном из 73-х внутренних дворов. Государство признало, впрочем, что в период с декабря 2002 по декабрь 2008 года существовала проблема перенаселенности камер и недостатка личного пространства, но в остальное время в камерах площадью 8 кв. м содержалось не более четырех человек, на такое количество людей помещения и были рассчитаны.

Жалобы Горбули на условия его содержания в колонии "Черный беркут" правительство тоже отвергло, хотя и подтвердило, что санитарные условия оставляли желать лучшего, поскольку здание довольно старое. Однако недовольство на этот счет Горбули преувеличено. Правительство усомнилось и в обоснованности высказанной заявителем критики местной кухни, поскольку еда всегда проверялась охранником и медицинским работником.

По словам правительства и в соответствии с медицинскими отчетами, заявителю по его требованию оказывали медицинскую помощь, его неоднократно обследовали, в том числе делали рентген грудной клетки, который не выявил признаков туберкулеза. Ногу, на боль в которой жаловался заключенный, тоже осматривали несколько раз, но серьезных повреждений не нашли. Когда у Вадима Горбули диагностировали язву желудка, ему начали давать необходимые лекарства и обеспечили диету. В 2012 году заявителю снова сделали рентген и обнаружили у него туберкулез. Для лечения болезни ему организовали специальный пищевой режим, перевели в отделение для больных туберкулезом, а через некоторое время отправили в специализированную городскую больницу. Когда рентген показал, что признаков туберкулеза у заявителя не осталось, его поместили в прежнее место содержания.

Правительство сочло жалобы заявителя необоснованными, а требования завышенными, запрос о выплате судебных издержек никак не прокомментировало. Помимо этого ответчик указал, что заявитель использовал не все внутригосударственные правовые средства.

Решение ЕСПЧ. Страсбургский суд заметил, что возможность обратиться к правосудию в стране должна существовать не только в теории, но и на практике. Судя по письмам, которые заявитель направлял в различные местные органы власти и администрации мест его заключения, Горбуля предпринял достаточно попыток обратить внимание на тревожившие его проблемы, но чиновники не отреагировали. В связи с этим можно говорить о нарушении статьи 13.

ЕСПЧ поддержал критику заявителя относительно условий содержания в разных местах его заключения и пришел к выводу, что была нарушена еще и статья 3 Конвенции. Однако с жалобой Горбули на недостаточную медицинскую помощь суд не согласился. По его мнению, медицинскую помощь оказывали адекватную, в том числе в случаях с повреждением ноги и лечением туберкулеза.

Страсбургский суд решил, что определить размер нематериального ущерба представляется невозможным, так же как невозможно точно сказать, являются ли ухудшения здоровья заявителя прямым следствием его содержания в плохих условиях. Однако, по заключению суда, требования заявителя явно завышены. Трату 4000 евро на судебные издержки заявитель обосновал и подтвердил соответствующими документами. Тем не менее полностью эту сумму выплачивать ответчик не обязан, поскольку удовлетворены были не все пункты жалобы. По решению ЕСПЧ государство должно выплатить заявителю 25 000 евро в качестве возмещения нематериального ущерба и 2000 за судебные издержки.

Гордиенко против России

Предыстория. Виктор Гордиенко, житель деревни Верхняя Серебряковка Ростовской области, подозревался в торговле наркотиками. В июне 2005 года в РОВД Волгодонска назначили контрольную закупку товара у заявителя. Гордиенко встретился с двумя переодетыми оперативниками и продал им два пакетика опиума. В тот же день заявителя задержали возле его квартиры, доставили в РОВД, там, как следует из полицейского рапорта, ему зачитали права и предложили вызвать адвоката, но арестованный отказался. Гордиенко допросили, после чего отправили в место временного заключения. Там заявитель пожаловался на боль в нижней части спины, однако видимых повреждений обследовавшие его врачи не нашли и решили, что у него ушиб мягких тканей. После повторных жалоб медики смерили Гордиенко температуру, кровяное давление и сделали ему инъекцию обезболивающего. Между тем в квартире подозреваемого оперативники произвели обыск и нашли вещество, которое позднее было определено как опиум.

В 2005 году Виктора Гордиенко обвинили в продаже наркотиков, после чего приговорили к лишению свободы на четыре года и шесть месяцев. На этапе апелляции суд поддержал прежнее решение, но уточнил, что речь шла о попытке продажи наркотиков. В связи с этим срок был сокращен до четырех лет и трех месяцев.

Заявитель неоднократно подавал жалобы о жестоком обращении во время допроса в прокуратуру города Волгодонска и в Волгодонский райсуд, но там в удовлетворении иска заявителю отказали. Ростовский областной суд, куда Гордиенко направил жалобу, назначил пересмотр дела, поскольку в предыдущих инстанциях не уделили достаточно внимания показаниям врача, оказывавшего первую помощь заявителю после допроса. В частности, оставалось невыясненным, была ли у Гордиенко болезнь почек до ареста. В ходе данного расследования осматривавшие заявителя после его ареста врачи подтвердили, что видимых повреждений не было. Свидетель, с которым заявитель раньше жил в одной квартире, сообщил, что еще до этого ареста у Гордиенко болели почки и он неоднократно принимал лекарства. По словам свидетеля, заявитель также жаловался на боль в области печени и на неправильно сросшееся ребро. 24 апреля 2007 года суд принял решение отказать в удовлетворении дела. Заявитель решение не обжаловал.

Позиция заявителя. По словам Гордиенко, следующие после ареста 8 часов его держали в участке, стараясь добиться признания, били, повредили почки и нанесли другие травмы. Для ведения настоящего дела заявитель заручился новыми показаниями свидетеля, которые не совпадали с его прежним заявлением о существовавшей у Гордиенко до ареста болезни почек. Теперь свидетель отказывался от предыдущего своего рассказа, признавался в лжесвидетельстве и сообщал, что у заявителя не было болезни почек, на боль в спине он не жаловался, лекарств не принимал. Дачу ложных показаний свидетель объяснил опасением, что Гордиенко выселит его из квартиры. Таким образом, заявитель указывал на нарушение статья 3 Конвенции, запрещающей пытки и жестокое обращение, а также статьи 6 о праве каждого на справедливое расследование его дела. Гордиенко утверждал, что продажей наркотиков не занимался, а дело это было сфабриковано полицией. Он заявил, что обыск в его квартире был произведен незаконно, а это нарушении статьи 8 Конвенции.

Позиция ответчика. Правительство не согласилось с жалобами заявителя, поскольку расследование было произведено полное и тщательное. Показания свидетеля и отчеты медиков, осматривавших Гордиенко после ареста, тоже говорят не в пользу заявителя и подтверждают, что допрашивавшие его полицейские не совершали противозаконных поступков. Ответчик обратил внимание и на то, что заявитель не исчерпал имеющиеся на родине ресурсов защиты.

Решение ЕСПЧ. ЕСПЧ пришел к выводу, что заявитель не представил достаточных доказательств жестокого обращения с ним во время допроса, поэтому нельзя говорить о нарушении статьи 3 Конвенции. Что касается остальных жалоб, то Виктор Гордиенко своевременно не обратился по этим вопросам в соответствующие инстанции дома, поэтому Страсбургский суд к рассмотрению их не принял.


Право.ру

07.03.2014



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства