здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

Присяжных втягивают в информационные войны

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) ждет от России ответа по одной из жалоб о беспристрастности судебного решения в связи с действиями присяжного заседателя по сбору информации из СМИ и Интернета. Как пояснили «НГ» эксперты, именно сторона обвинения все чаще прибегает к медийным атакам для изменения мнений народных судей в свою пользу. Адвокаты часто не могут оспорить эти публикации из-за взятых с них подписок о неразглашении, хотя такое манипулирование присяжными и в целом доказать практически нереально.

Едва вступив в процесс, присяжные начинают активно мониторить Интернет в поисках дополнительной информации. Формально им, конечно, запрещено собирать какие-либо сведения вне судебных стен, однако на практике такие нарушения происходит повсеместно.

И опросы бывших народных судей показывают, что значительная их часть видела те или иные публикации еще до рассмотрения дела.

По словам экспертов, такое любопытство играет на руку прежде всего стороне обвинения. И та все чаще использует метод информационных атак, тиражируя в медиа удобные ей версии, чтобы «закошмарить» присяжных и косвенно повлиять на их дальнейшие решения.

Для противоположной стороны эти решения крайне трудно опровергнуть, во-первых, в силу закона, который кроме прямого запрета не содержит механизмов для проверки защитой своих подозрений по поводу чистоты мнения заседателей. Сами же присяжные, естественно, не склонны признавать под протокол, что читали публикации в СМИ.

При этом в последнее время с адвокатов силовики еще и берут подписки о неразглашении данных предварительного следствия. А кроме того, материалы дел часто засекречиваются, судебные слушания проходят в закрытом режиме. Например, в деле Игоря Сутягина, обвинявшегося в шпионаже, защитников прямо лишили возможности отвечать на вопросы журналистов, зато другая сторона свободно предоставляла нужные ей сведения о процессе.

В исследовании Высшей школы экономики (ВШЭ) подтверждается, что количество и характер упоминаний уголовного дела в медиаресурсах влияют на вердикты присяжных. Скажем, увеличение оправдательных упоминаний в СМИ повышает вынесение оправдательного приговора, и наоборот. Однако авторы данного исследования выявили преобладание именно обвинительного уклона: «В упоминании уголовных дел с участием присяжных преобладает «обвинительный» медиафрейм. И практически не представлен оправдательный». Количество сообщений, которые транслировали позицию защиты или хотя бы ставили под сомнение доводы обвинения, обычно не превышает и 3%. Впрочем, ситуацию смягчает лишь не очень сильная заинтересованность СМИ в освещении судебных процессов. К примеру, около 19% дел, рассматриваемых присяжными, вообще не замечаются до вынесения вердикта, а в половине случаев таких упоминаний оказываются лишь единицы.

Как отметила старший юрист юридической компании «Дювернуа Лигал» Анна Яковлева, в 2017 году российские суды рассмотрели порядка 300 дел с участием присяжных заседателей, по которым обвиняемым грозило пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Она напомнила, что народные судьи должны быть свободны от любых предубеждений, поэтому-то им и запрещено самостоятельно собирать материалы и общаться со свидетелями. А СМИ теоретически не имеют права утверждать о чьей-либо виновности до тех пор, пока приговор суда не вступит в силу. Однако множество статей все же публикуется, причем статей, составленных из пресс-релизов правоохранительных органов.

Эксперт подчеркнула, что замена присяжных, скажем, из-за активности в соцсетях законом не предусмотрена. Нет и возможности оштрафовать их за чтение новостей о деле, в котором они участвуют. Это можно объяснить тем, что «тогда бы никто и не согласился быть присяжным». По ее мнению, судьям надо проводить воспитательные беседы с заседателями, убеждать их, что информация из посторонних источников может быть «ошибочной, неполной или неточной».

«Современное медиапространство способствует усилению рисков в виде и пассивного информирования присяжных, и использования соцсетей для самостоятельного расследования либо неофициального общения с другими участниками дела», - заявила «НГ» профессор департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при правительстве РФ Анна Попова. По ее словам, «оказание воздействия на присяжных со стороны СМИ представляет собой проблему противостояния двух общепризнанных прав - на справедливое судебное разбирательство и на свободу слова». Поиск баланса между ними и приводит к созданию различного правового регулирования». Допустим, в Великобритании есть дополнительные ограничительные нормы для медиа, освещающих уголовные процессы. Среди законодательных ограничений права на свободу печати, сказала эксперт, следует назвать акт о неуважении к суду, протокол о гласности и системе уголовной юстиции, руководство о неуважении к суду и о предоставлении сведений.

Попова рассказала «НГ» о возможных методах предотвращения самостоятельных расследований присяжных. Среди них есть так называемые негативные - это изъятие техники на время слушаний, разного рода изоляция, использование заранее записанных видеоматериалов, инструкции судьи. Есть и позитивные - разрешение задавать вопросы по ходу процесса и просматривать в совещательной комнате официальную видеозапись разбирательства. Есть и профилактические меры - например, исключение из реестра присяжных тех кандидатов, которые могут стать потенциальными нарушителями. И, конечно, при определении тактики ведения процесса необходим учет его сторонами уже размещенных в Сети материалов.

Это все применяется в других странах, а для российской практики могут быть введены и иные меры, подчеркнула Попова. Например, возможность ознакомления присяжных заседателей с дополнительными материалами, касающимися краткого содержания обстоятельств дела: это отдельные документы, письменный текст напутствия, памятки, иная значимая информация в письменном виде. «Принятие таких мер может привести к нивелированию или хотя бы заметному сокращению влияния медиапространства на присяжных», - считает эксперт.


Независимая газета

23.01.2019



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства